понедельник, 15 октября 2012 г.

"ОБЪЕКТИВный взгляд" продолжение

Профессионалы и любители в фотографии

Часть 2 

Определённо, у настоящего момента может быть лишь одно предназначение. Вся жизнь человека есть последовательность моментов. Если полностью понять настоящий момент, больше нечего будет делать и не к чему будет стремиться.

РАСЁМОН
Джим Джармуш
Пёс-призрак: путь самурая.


Фото - это магия, а не производство. Фотографирование - это концентрирование энергии, а не протоколирование ситуации. В фотокадре останавливается не мгновение драматической кульминации события, но мгновение кульминации визуальной и энергетической. (Дж. Шарковский) Знаковый продукт магии прост как элементарное тело или молекула. Элементарная идея художественного произведения поднимается со дна души и с помощью фантазии проявляется в процессе интуитивной ловли активных пятен, решающих и нерешающих мгновений, зигзагов, рассекающих визуальное поле - всего того, что входит в понятие punctum, что формирует гештальт и даёт пищу человеческим рефлексам, запуская таким образом механизм со - чувствия.

Профессиональные навыки и техническое мастерство вторичны там, где главенствует интуиция и случай. В этой стихии любитель находится в равных условиях с профессионалом. Профессионализм и рассудок - лишь полиция в царстве искусства. Рассудком фотографию можно отредактировать, но не создать. Успех будет сопутствовать тому фотографу, кто поставил себя в особые отношения с punctum,ом, у кого определяющие качества - мгновенность, спонтанность и непосредственность.

В технически несовершенных на первых порах работах любителей просматривается живая плоть их души. В них представлен максимум креативных возможностей, сконцентрирован индивидуальный творческий потенциал, который, подобно жизненным силам детского организма, с возрастом и накоплением профессионального мастерства и опыта не развивается, а теряется. Мастерство - это сходство художников в пользовании одними же и теми вещами и приёмами. Оно мешает чему - то внутреннему, что движет искусство. Поэтому искусство нуждается не в ремесленниках, а в авторах - людях одержимых, свободных от условностей и норм. Опыт годится только для подражания. В искусстве важен не опыт, а инстинкт творческого самовыражения и язык знакового высказывания как материал искусства.

У любителей больше возможностей что-то сохранить в себе из детства, но и профессионал способен сохранить в себе что-то искреннее, неосознанное, любительское. Также как в душе каждого талантливого художника всегда остаётся ребёнок, так и в творческом профессионале всегда должна сохраняться матрица любителя. «Ибо по - настоящему мы живём только когда любим или творим. Остальное - расплата за содеянное или сожаление о том, что мы не сделали». (Г. Ибсен)

Виртуозам фотографии свойственно не столько техническое совершенство, сколько страстная любовь к ремеслу, чувственное отношение к материалу и к пластическим средствам фотографии. Пластика фотографии не только помогает увидеть всё явное, но и разгадать всё скрытое, почувствовать связь между прошлым и будущим. И если при этом в работах присутствует нечто необходимое - стиль, то это работы художника, способного разрушить преграду между зрителем и миром, расширить поле мировоззрения. По словам Рудольфа Арнхейма, необходимость художественного воззрения на мир возникает тогда, когда наблюдаемые явления нельзя адекватно описать, рассматривая их по частям.

Согласно концепции Федерико Феллини, расширение мировоззрения может происходить трёмя способами:

- экспрессивный - через жёсткий конструктивизм и неприукрашенную документальность;
- перспективный - через показ «атмосферы» - «низких» и «высоких» точек пространства;
- иллюстративный - через карикатурные точки зрения на действительность.

Работу настоящего художника-любителя отличает прежде всего стремление изменить своё собственное мироощущение, развить своё восприятие времени и пространства в будущем. Наиболее удачное, как мне кажется, определение «любителя» дано Сьюзан Сонтаг. Она подразумевает под этим понятием «дженералиста» - интеллектуала и интеллигента - человека разностороннего, широко образованного, обладающего избытком свободного времени и материальных средств, человека трудолюбивого, но не специалиста. Его творчество касается общих проблем, работы исполнены в высоком ключе обобщений, главная задача - увидеть за деревьями лес. Содержание его искусства составляют попытки внутренней работы над преодолением автобиографии, через которые проявляется главная тема искусства - радикальное несовершенство мира и человека. На основании модели его творчества формируются методы расширения культурных пределов, появляются представления о новых способах жизни человека. «Ничто так не способствует умению мыслить и умению чувствовать как дендизм и дилетантизм». (С.-М. Жирарден)

Художники-дилетанты - великие производители недоразумений. Но именно благодаря всемирному недоразумению всё в мире приходит к согласию. Таким образом, любительство - это источник движения и одновременно средство достижения согласия. Главное право, которым обладает любитель, - право себе противоречить и нарушением логической последовательности вызывать эмоцию.

Делая продукт своих противоречий общим достоянием, художник - «дженералист» индуцирует в зрителе работу по преодолению собственной обобществлённой наивности. Его произведения выполняют функцию прививки, предохраняющей общество от экзистенциальной эпидемии, а самое главное в его работе - вызвать приступ вдохновения. Его талант и способность к творческому усилию повышают сопротивляемость всего социального организма. «Искусство - ужаснейшая болезнь, но жить без неё пока нельзя». (С. Дали) «Но даже если все художники неизлечимо больны, создаваемые ими противоядия компенсируют неудобства, доставляемые ими обществу». (В. Ван Гог) Типичная мания художников - стать профессионалом в искусстве - подобна давней мечте каждого сумасшедшего - стать директором сумасшедшего дома. К счастью, этого не происходит: в итоге каждый обретает то, что ищет: один оказывается в плену системы; другой падает жертвой в борьбе роковой; а третий растит свой сад.

Каждая отдельная фотография, становясь общественным достоянием, обобщает и узаконивает индивидуальный опыт световосприятия.
Выходя из мира непосвящённых, фотограф переходит от начального состояния первичного единства к парадоксальному опыту полной целостности, где добро и зло перестают иметь смысл, когда снаружи как внутри, верх подобен низу, первые равны последним, правые как левые. Выполняя базовую работу по составлению образов и символов, объединяя их в группы, социологизированный фотохудожник даёт начало систематическому мышлению. Он формирует собственную элементарную теорию мировосприятия, концепцию, представляющую собой зародыш будущей связной теории. Ведь известно, что любая теория проходит своё эмбриональное развитие в образах и символах концептуального искусства.

Только творческий человек, который говорит о себе, для себя и о своём времени, может говорить в своём творчестве обо всех народах и обо всех временах. «Творчество - это бег к себе. Это разработка внутреннего космоса, чтобы постичь весь мир через постижение себя». (Э. Неизвестный)

Специалисты, отвечающие только за одну стадию процесса, - слепые орудия в руках общества
, винтики социального процесса производства фотоизображений, приемлемых социальной цензурой. «Нельзя стать узким специалистом, не став, в строгом смысле, болваном». (Дж.Б. Шоу)

Правда - за неангажированными художниками, так как они прежде всего любят искусство в себе, а не себя в искусстве. Они единолично в большей степени несут персональную ответственность за весь творческий процесс целиком. В своём микрокосме они в той или иной степени моделируют макрокосм, их индивидуальное творчество приобщает к бесконечности, запечатлённой в конечном. Дискуссия с публикой художнику малоинтересна. Творя, любитель надеется лишь на то, что найдётся похожий на него индивид, который прочувствует предмет и мотивы его творения. Позиция любителя: «Это произведение нравится мне, а я такой же член общества, как и все остальные, я живу и работаю среди этой публики. А значит рано или поздно найдётся в обществе хотя бы ещё один человек, которому моё произведение тоже понравится. Следовательно, пусть произведение будет таким, каким оно нравится мне». Таким образом, художник в процессе своего творчества на адекватном языке формы вступает в дискуссию с единичным оппонентом.

В роли первого оппонента выступает сам автор, потому что ему прежде всего интересно раскрыть своё произведение для себя самого; он тоже о нём ничего не знает. Его искусство «про себя» и «для себя» рождается молча и лишь затем может быть опубликовано. Создавая своё единичное произведение, автор персонально вглядывается в неизвестность и совершает ещё один шаг в неизведанное. Поэтому авторские произведения, творимые по одному и в одиночестве, и восприниматься должны в одиночестве и по одному. «Если у художника успех в творчестве, он - счастлив. Если успеха нет, он не понимает отчего это. Он чувствует себя как брошенная женщина, когда она любит, а её - нет.» (А. Вайда)

Самое пронзительное в искусстве всегда идёт от частного, от личного, от сиюминутного. Только единичные человеческие феномены составляют мировую художественную культуру. Посредством культуры одна личность, выражающая себя в индивидуальном художественном творчестве, вступает в диалог с другой личностью. Единственная обязанность художника - дать возможность зрителю отождествить себя с автором. Таким образом, культура - это диалог между «Я» и «Ты». (Л. Карпов)

Профессионалу обязательно необходимо массовое признание.
Он создаёт среднестатистического идола, которому рукоплещет толпа. Позиция профессионала: «Это мне не совсем нравится, но это нужно публике, на которую я работаю. Поэтому пусть будет так, как хочет публика». Популяризация неизбежно приводит к вульгаризации. Профессионал по мере необходимости с мудрецами мудр, с глупцами - глуп, с образованными не менее образован, а с неучами и невеждами он тоже неуч и невежда. Образно говоря, в профессиональной работе клиент не только заказывает музыку, но и сочиняет её. Исполнитель - автор выступает в роли соавтора массовой культуры. Ошибочно говорить: «Он творит»; правильнее сказать: «Его творят». В зависимости от того, как публика использует его фотографии, они приобретают или не приобретают символический смысл, становятся или не становятся «произведениями искусства».

Являясь продуктом массового подсознания, профессионал «работает навыком», производит только давно устоявшиеся архетипические образы. В каждом своём произведении он старается быть лучше других профессионалов, заимствуя у них стиль и методы работы. По словам Андрея Битова, профессионализм начинается тогда, когда ты должен создать не хуже, чем украл. Сравнивая себя с другими, он создаёт копии. А копии - это естественный символ посредственности.

Любителю сложнее; в каждую свою новую работу он стремится сделать совершенней своей же предыдущей работы.
Любитель сегодня стремиться стать лучше себя вчерашнего, каждый день он борется с собственной бездарностью. Больше всего его волнует следующий снимок. И чем опытней, изощрённей становится он как художник, тем меньше ему нужны зрители и критики: бывает, что иная фотография слишком хороша, чтобы публиковать её. На суд общественности обычно выносится усреднённая фотография, подобная пирогу, который «как раз в меру». Если бы он был хуже, его бы есть не стали, а если бы он был лучше, его бы съел сам автор. Образно говоря, с точки зрения автора, лучшая публика для самой совершенной и самой сокровенной фотографии - это человек, которого он видит каждое утро в зеркале, пока бреется, а самое прекрасное в искусстве то, что не ищет огласки.

В то время как профессионал лишь отражает, иллюстрирует, «сгущает и выпаривает» уже существующее явление или событие, любитель создаёт фотографию, которая сама по себе явление или событие.
Конечно, этого же хочет профессионал, профессионал тоже жаждет новаций и открытий, но он каждодневно утопает в рутине. Непрофессиональный фотохудожник с большей вероятностью создаёт нечто новое, более совершенное и нравственное, ибо творчество в человеке - это все, что в нём есть, кроме того, что направлено на получение прибыли. «Нравственно только незаинтересованное действие». (Бхагават - гита) «Чем более беспричинно произведение искусства, тем более оно свободно». (А.Ф. Лосев)

Деньги портят человека, но отсутствие денег портит его ещё больше. Иногда бывает, что яичница на столе гораздо важнее всякой любви. Поэтому бизнес в искусстве не исключён. Но бизнес в искусстве - следующий шаг за процессом творчества в искусстве. Кроме того, по словам Энди Уорхола, бизнес в искусстве - самый азартный и захватывающий вид «искусства» - искусства торговать. Ведь успешная продажа - это нужный товар, нужным образом поданный, в нужном месте и в нужное время. Это умение проводить выставки-продажи, ярмарки, аукционы. Многие факторы должен учесть профессионал, начиная создавать фотографию. А это не то же самое, что реализовать готовое произведение. Поэтому профессионалу необходимо иметь некоторый опыт, чтобы работать для публики также, как любитель творит для любителя. Ведь и девушке нужен некоторый опыт, чтобы целоваться как начинающая. Фотограф должен обладать достаточным мастерством, чтобы скрыть приложенные усилия по созданию спонтанной и грациозной фотографии, популярной в массах. В этом он действительно должен быть профессионалом, а не любителем.

Но даже в самом профессиональном исполнении фотография останется в значительной степени любительской и дилетантской вотчиной по одной простой причине: она несёт в себе воспоминание, она отвечает общей потребности всех людей - иметь общую память. Наша память - это вторая жизнь. И чем меньше становится первая, тем больше потребность иметь вторую. Интересно написал об этом Фридрих Дюрренматт: «...Люди страдают от ненаблюдаемости. Будучи ненаблюдаемыми, они показались бы себе никчёмными, лишёнными какого бы то ни было смысла, вот почему все наблюдают друг за другом, щёлкают фотоаппаратами и снимают друг друга на киноплёнку из страха перед бессмысленностью своего бытия».

Приятно вспоминать, рассматривая фотографии, то, что дорого и любимо: самые мимолётные зрительные впечатления, добрые события и близких людей. Таким образом, любительская (т.е. любимая) фотография продлевает и усиливает чувство любви. Ибо «чем дольше любишь воспоминание, тем оно сильнее и удивительнее». (В. Набоков)

«Искусство, принимаемое за жизнь, есть важнейшая из фикций». (А. Шемякин) «...Жизнь ведь тоже только миг, Только растворенье Нас самих во всех других Как бы им в даренье». (Б. Пастернак) Лишь краткий миг фотография является собственностью автора, - когда она создаётся. До этого она зреет в Мировом Духе, а вызрев, - в нём же и растворяется.

Фотохудожники - это эстеты спонтанного наблюдения, ухватывающие частицу реальности на плёнку и придающие ценность обыденному.
Их искусство - это дар от немногих - многим. Вовлекая в процесс творчества и самосовершенствования (через самонаблюдение) огромные массы людей, они приближают то время, когда искусством станет сама жизнь, решительно и навсегда заместив собой то, что к искусству не относится.

Истинное произведение искусства живёт вне исторического времени и повествует вне истории, содержание его невозможно однозначно интерпретировать или пересказать. Оно неведомо, неизречимо, непознаваемо. Поэтому оно не требует массового признания. «Если это искусство, то не для всех. Если это для всех, то это не искусство». (А. Шёнберг)

На теологическом уровне в этом суть различия между Богом и Сатаной. Бог воспринимается индивидуально и нас делает индивидуальностями, близкими, но не похожими друг на друга, - а Сатана нас обезличивает, как обезличивает специалистов униформа. К сожалению, именно унификация мнений и вкусов приводит к такому социальному феномену как популярность и успех того или иного произведения искусства в обществе.

Искусство - не есть «прекрасное» и «красота».
«Красота» и «прекрасное» - это субъективные оценочные категории, используемые в обиходном лексиконе потребителей готовых произведений искусства, а не творцов. Красота живёт лишь в глазах смотрящего.

Для творцов искусство - это всегда переживание процесса перехода из обыденного в сверхъестественное.
Под красотой они понимают для себя то качество произведения, благодаря которому оно вызывает ответный процесс любви, наслаждения или другой подобной страсти. «Искусство относится к жизни, как вино к винограду, - ибо берёт материал из неё, но даёт сверх него нечто такое, что в свойствах самого материала ещё не содержится». (Л.С. Выготский)

Подлинные произведения искусства, авторские шедевры - это мрачные монстры на фасаде собора - демоны, помещённые там, только чтобы показать, что изнутри их выставили. А те произведения, которые пользуются популярностью у публики, приятны во всех отношениях и понятны для всех - всего лишь модные картинки. Их автор, понятый всеми, умирает как художник, когда от него отворачивается публика. Наверное этим вызвано категоричное высказывание Бернарда Шоу: «Картина, которую хвалят больше чем десять процентов публики, подлежит сожжению».

«Произведение искусства с практической точки зрения совершенно бесполезно. Духовная целительность искусства в том и состоит: в его бесцельности и его незавершимости. Человека, который делает нечто полезное в искусстве можно простить только в том случае, если он этим не восторгается и не впадает в зависимость от результата. Тому же, кто создаёт бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению. Всякое искусство совершенно бесполезно». (О. Уальд) «Доставляет удовольствие только то, что не нужно». (А.П. Чехов)

Истинная работа, достойная профессионального мастера, заключается не в создании исключительно бестселлеров, но состоит в практической целеустремлённости и ежедневной заботе о том, чтобы уменьшить различия между тем, что ты хочешь создать, и тем, что ты можешь продать. Когда профессионализму прививается вакцина любительства, тогда рождается живое. Как раз такое диалектическое сочетание - единство противоположностей - в аккурат плодотворно. Когда профессиональный труд - для желудка, творчество - для вдоха и для сердца, когда обязанности совпадают с наклонностями, тогда художник - счастливейший из смертных. После длительной практики, когда результаты практики и результаты теоретического знания сливаются в одно - в интуицию, он становится мастером своего искусства.

Блажен тот художник, который дышит чистым кислородом Парнаса как исконный обитатель Парнаса, и творит с таким же спокойствием, с каким заурядный человек выполняет свою рутинную работу. Тогда творчество диалектично и целостно: сначала любитель в душе художника чудом образует искусство, а профессионал это искусство составляет рассудком. При этом он ощущает временное течение творческого процесса настолько, чтобы понять, что качественное сухое вино - есть лишь кратковременное промежуточное состояние между брагой и уксусом. Такой человек, творя для себя, публикуя для денег, не только ежедневно совершенствует своё ремесло, но и способен с его помощью преодолеть чёрную полосу в жизни.

Автор: Андрей Пашис

Надеюсь статья покажется Вам интересной!
Статья подготовила Бурмистрова Елена (Ёлка)

Комментариев нет:

Отправить комментарий